October 31st, 2019

Откуда есть пошла закопанная стюардесса. Версия.

Был такой аргентинский классик Хорхе Луис Борхес (1899 — 1986).
Преинтереснейший писатель, я вам доложу.
Борхес известен прежде всего лаконичными прозаическими фантазиями,
часто маскирующими рассуждения о фундаментальных философских проблемах
или же принимающими форму приключенческих либо детективных историй.

Наш родной товарищ Пелевин у него позаимствовал множество идей,
впрочем даже не скрывая этого. В "Цукербринах" Борхес даже фигурирует
как один из персонажей виртуальной вселенной Кеши в качестве экранного
мудреца.

Особенно хорошо слушать Борхеса на ночь. Однажды я так заслушался одним
из рассказов, что даже забыл заснуть, и дослушал до конца.
Рассказ назывался "Злодейка". В общем жили два брата крутых ковбоя на ранчо.
И были между собой очень дружны, а нравом очень дерзки. Однажды один из них,
Кристиан привел в дом служанку Хулиану с миндалевидными глазами и смуглой кожей,
примерно вот такую.

И начал с ней жару мутить. Достаточно было взглянуть на нее, как она улыбалась
в ответ. Случилась так, что и другой брат, Эдуарде, на неё запал. Кристиан это
заметил, и сказал - Я еду один на пирушку к Фариасу. Хулиана останется.
Если захочешь, пользуйся. С той самой ночи они делили ее.

Волей-неволей они ревновали друг друга. Жестокие нравы предместий не позволяли
мужчине признаваться, даже себе самому, что женщина может в нем вызвать что-то
иное, чем просто желание обладать ею, а они оба влюбились. Женщина служила обоим
с животной покорностью, но не могла скрыть того, что отдает предпочтение младшему,
который не отверг своей доли, но и не первым завел этот порядок в доме.


Ну дальше всё как в анекдоте. Братьям это надоело, и они продали её в бордель
в соседнем городе. Долго ли, коротко ли, но со временем они спалили друг
друга, что иногда ездят к ней в бордель. Хватит разврата, подумали они,
и вернули её на ранчо. От лютой ревности братья озлобились, и вся округа
от этого страдала.

Хватит разврата, подумали они и...

Месяц март шел к концу, но жара не спадала. В воскресенье (по воскресеньям люди
рано расходятся по домам) Эдуарде, вернувшись из альмасена, увидел, что Кристиан
запрягает быков. Кристиан сказал ему: - Пойди-ка сюда. Надо отвезти несколько
шкур для Пардо. Я уже нагрузил. Ехать легче в прохладное время. Торговый склад Пардо,
мне кажется, был дальше к Югу. Они ехали по дороге Лас-Тропас, а потом взяли в сторону.
К ночи степь все шире распластывалась перед ними. Они ехали мимо болота с осокой.
Кристиан бросил тлевшую сигарету и спокойно сказал: - Теперь за работу, брат.
Нам потом помогут стервятники. Я сегодня ее убил. Пусть останется здесь со своими вещами.
Больше вреда от нее не будет. И они обнялись, чуть не плача. Теперь их связывала еще
одна нить: женщина, с болью принесенная в жертву, и необходимость забыть ее.