June 30th, 2016

(no subject)

На малахитовую пластину вытапливался жир из русалки, и в том месте где падали капли, вспыхивала ярко изумрудная вязь букв.
Он надеялся, что эта надпись и будет последним заданием.
Предпоследняя надпись заставила его добыть этот жир.
Он пытался вытеснить эту память из сознания, и не понимал, пот от невыносимой жары или его слезы заливают глаза.
Первое время он нес тяжелый отрубленный хвост впереди себя на согнутых руках.
Потом закинул на плечи, но в конце концов, когда силы его покинули, он волочил его по земле, а к слизи на чешуе прилипали песок и ветки.